РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Скворцова Вероника Игоревна,
Министр здравоохранения Российской Федерации

Пленарное выступление на VII Всероссийском конгрессе пациентов,

9 ноября 2017 г. МИА «Россия Сегодня»

Глубокоуважаемые сопредседатели Всероссийского общества пациентов, Юрий Александрович, Ян Владимирович, глубокоуважаемые участники, делегаты сегодняшнего Всероссийского Съезда Пациентов!

Я, прежде всего, хочу вас поприветствовать от лица Федерального Министерства здравоохранения. Хочу сказать, что мы очень благодарны вам за то, что вы нас пригласили на сегодняшнее заседание.

Для нас наше взаимодействие с вами - абсолютный приоритет работы. Именно поэтому одно из первых распоряжений, которое было издано в 2012 году, это был приказ о создании специального совета организаций по защите прав пациентов при министерстве здравоохранения. Туда вошли 25 ведущих пациентских организаций, федерального, регионального уровней.

Все эти годы, уже более четырех лет, как уже в своих докладах, сказали Ян Владимирович и Юрий Александрович, мы вместе хорошо, конструктивно работаем, и мы благодарны за эту работу пациентским организациям.

Также как и для Всероссийского общества пациентов, для Минздрава нет сомнений в том, что главная модель современного здравоохранения, это пациент-ориентированность.

Шаг за шагом мы в этом направлении вместе развиваемся. И 2016 год явился знаковым в развитии пациент-ориентированности в нашей стране. Только за последние два года у нас существенно изменилась регламентация прав пациента.

Так впервые за всю историю нашей страны были прописаны предельные сроки ожидания разных видов медицинской помощи. Этого не было никогда, ни в советский, ни в постсоветский период. Сейчас это не просто регламентируется, это закреплено программой государственных гарантий, утверждено постановлением правительства РФ. С 2016 года все виды медицинской помощи имеют предельные сроки ожидания, начиная от ожидания участкового врача, специалистов первичного звена, неотложной скорой помощи, соответственно, исследований лабораторных, инструментальных разной степени сложности, плановой госпитализации, экстренной госпитализации и т.д.

Впервые была для всей страны и для каждого региона в отдельности сделана геоинформационная карта, которая позволяет определять зоны риска по территориальной и транспортной доступности тех или иных видов медицинской помощи. Были обновлены все нормативные акты, которые определяют, как должна располагаться инфраструктура медицинская, включая труднодоступные районы страны, сельскую местность.



В настоящее время каждый регион на основе общих федеральных принципов разработал дорожные карты, очень четкие календарные планы, устранение тех нарушений, которые есть на территории того, или иного региона, касательного каждого населенного пункта. Можете себе представить, это сотни тысяч населенных пунктов. Мы за этим смотрим - в Минздраве, соответственно, появился специальный департамент, который занимается проблемами территориального планирования и доступности медицинской помощи. Возглавляет его профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой Первого Медицинского Университета им. Сеченова. Это серьезная очень работа, которая проводиться вместе с регионами.

Очень важно, чтобы к обеспечению пациент-ориентированности, обеспечению качества и доступности медицинской помощи были приобщены страховые медицинские организации, которые не должны быть просто прокладкой для проведения денег из территориальных фондов ОМС к лечебным учреждениям, их роль в защите прав пациентов должна существенно возрастать.

В 2015 году мы докладывали Президенту РФ о предложении Министерства здравоохранения расширить функционал страховых медицинских организаций, создать аппарат страховых представителей.

Эта идея была поддержана, она воплотилась в прямое поручение президента о выстраивании этого аппарата, по сути дела помощников и защитников прав пациентов.

Мы начали эту работу в начале 2016 года. Прежде всего, был прописан функционал деятельности страховых представителей трех разных функциональных категорий. Начиная от проученных операторов, отвечая на вопросы в рамках горячих линий и контакт центров и заканчивая индивидуальными сопровождающими пациентов. Создана специальная обучающая программа на базе Первого Московского Государственного Медицинского Университета. Сейчас она тиражирована в основных наших федеральных медицинских вузах.



За прошедшее время, с апреля программы стартовали, на сегодняшний день уже более 1600 специалистов во всех страховых медицинских организациях получили соответствующую подготовку. С середины текущего года в каждой страховой медицинской организации были открыты контакт центры и горячие телефонные линии, где обученные операторы отвечают на вопросы пациентов и дают информационные консультации по разным вопросам.

Кроме того, уже сейчас подключаются к организации диагностических процедур, если это нужно, и к помощи выбора медицинской организации для получения плановой стационарной медицинской помощи.

С 1 января 2017 года входят уже в круг страховые представители второго уровня. Это специальный аппарат, который осуществляет индивидуальное информирование: смс оповещение пациентов о необходимости и сроков проведения диспансеризации и других видов профилактических осмотров, вакцинации, оповещение прошедших диспансеризацию, о том в какую группу здоровья пациенты соответствующие попали, о необходимости прохождения диспансерного наблюдения у того или иного специалиста.

С 2018 года у нас начинается новый этап с подключением уже 3 уровня страховых представителей. Фактически этап, направленный на мотивирование каждого застрахованного, а, следовательно, каждого пациента в нашей стране к ответственному отношению за свое здоровье. Ответственность за прохождение по регламенту раз в 3 года, если это взрослый человек, диспансеризация, приверженность к лечению, которое рекомендовано врачом, соблюдение других рекомендаций по коррекции режима и т.д.

И самое главное, учета того, как человек ответственно относится к своему здоровью. Что принципиально важно. Поскольку, нет другой страны, где был бы так широк уровень государственных гарантий в области здравоохранения. Естественно, должны быть встречные обязательства и со стороны пациентского сообщества.

Хотелось бы отметить также, что с 2018 года мы запускаем специальный механизм досудебных разбирательств, правовой помощи пациентам, с тем, чтобы было можно сложные конфликтные спорные ситуации разрешать в досудебном порядке на уровне специально подготовленных юристов, страховых медицинских организаций.

Таким образом, эта работа поэтапно уже сейчас запущена, она обязательно будет реализована. Для этого уже подключены достаточно большие мощности наших партнеров, страховых медицинских организаций.

По сути дела мы создаем действительный аппарат активных помощников пациента, которые могут являться третичными судьями, в том случае, если возникают вопросы между медицинскими организациями и пациентским сообществом.

Мы, безусловно, открыты для того, чтобы получать информацию от пациентского сообщества, от каждого конкретного человека, учитываем мнение каждого, потому что задача у нас общая. Мы действительно хотим систему направить, во главе системы поставить каждого конкретного человека. Не ради самой системы здравоохранения, потому что она не во имя себя работает. А во имя каждого человека, который требует помощи с момента рождения и до момента смерти.

В отношении опасений, которые были высказаны Юрием Александровичем. Для опасений не должно быть оснований, и я хотела бы ещё раз это подтвердить.

Когда мы говорим о финансовом обеспечении российского здравоохранения, мы говорим о консолидированной системе, которая формируется из трех источников.

Главным источником финансирования российского здравоохранения является внебюджетный фонд обязательного медицинского страхования. В настоящее время в нем сконцентрированы ресурсы, почти 2 триллиона рублей, которые обеспечивают более 80% всего объема медицинской помощи и почти 60%, 57 с небольшим всего объема финансирования идущего на здравоохранение.

Туда входит не только медицинская помощь, медицинское образование, развитие медицинской науки, инвестиционные проекты и т.д., много других составляющих. Фонд обязательного медицинского страхования в своем объеме существенно растет. И если говорить о большей части этого фонда, о субвенциях, которые идут в регионы, в региональные бюджеты, территориальные фонды ОМС, то увеличение на следующий год на 11% забюджетировано, 10,6%, округленно 11%. Поэтому, соответственно, и подушевой норматив внутри этого объема помощи увеличивается на 11%.

Это позволяет нам не только выполнить все обязательства, но и их нарастить, расширить некоторые программы, включая и высокотехнологичную помощь, и сохранение программы земский доктор с расширением на те населенные пункты и на тех специалистов по возрасту, теперь уже до 50 лет.

И, кроме того, это позволяет исполнить все указы президента, увеличить заработные платы до существенных величин и врачам, и среднему медицинскому персоналу, и младшему медицинскому персоналу. Кроме того, это региональные бюджеты и федеральный бюджет.

Безусловно, когда мы говорим о консолидированном бюджете, то речь идет о перераспределении средств внутри консолидированного бюджета, а их концентрации в рамках внебюджетного фонда ОМС. Это просто надо иметь в виду и оценивать консолидированный бюджет в целом. Консолидированный бюджет возрастает на 6% на следующий год и составляет более 3 триллионов рублей.

Поэтому если говорить о том, насколько изменилось финансирование здравоохранения за последние годы, оно существенно в разы увеличилось.

В отношении государственных гарантий, я уже сказала, что объем их не сократится. Наша задача вместе со страховыми медицинскими организациями, вместе с пациентскими организациями найти действительно такие доходчивые формы, комфортные для восприятия людей разного уровня образования, разного социального сословия и т.д. для понимания того, что включено в программу государственных гарантий.

По сути дела, я могу сказать, что в программу государственных гарантий сейчас включено все, от профилактики и первичной помощи до очень широкого круга высокотехнологичной медицинской помощи. Что не включено, не включено лекарственное обеспечение в амбулаторных условиях, этого нет, только для определенных льготных категорий, которые прописываются федеральным законом 178 и 890 постановлением региональным, а остальное все внутри.

Мы проводили специальное сопоставление гарантий тех, которые дает наша страна и гарантий тех, которые дают страны, входящие в Европейский Союз, Австралия, США и т.д. Я могу сказать, что ни одна страна в мире не дает больше, чем дает наша страна нашим гражданам.

В этой связи, конечно, нам нужно следить вместе за тем, чтобы те гарантии, которые предоставляются на уровне государства доходили до каждого в неискаженном состоянии.

В этой связи очень помогает работать Росздравнадзор, который в этом году специальным законом, который был принят в апреле текущего года централизовал функцию по лицензионному контролю за деятельностью медицинских организаций.

Сейчас у нас на федеральном уровне существует снова вертикальная централизованная система контроля и надзора. Это очень хорошо, потому что в течение ряда лет последних эта функция была децентрализована и отдана в полномочия самим субъектам РФ.

Мы надеемся, что этот вертикализированный контроль вместе с жесткими нормативными актами и законодательными актами, которые предписывают объемы медицинской помощи, это и позволит создать полную петлю обеспечения населения всем необходимым.

В отношении перечня жизненно важных препаратов. Вы знаете, что за последние годы произошла трансформация. Перечень жизненно важных препаратов включил в себя разные перечни от минимального ассортимента аптечного до перечня обеспечения лекарствами льготных категорий граждан. 7 высокозатратных нозологий и т.д. За последние 2,5 года он расширился на 100 международных непатентованных наименований, это более 5 тысяч ассортиментных позиций.

Кстати говоря, это было сделано в период определенных временных сложностей экономических в 2015 году. Благодаря этому более 30 тысяч ассортиментных позиций сейчас регистрируют предельную допустимую цену отпускную производителей на лекарственные препараты.

Механизм этот - абсолютно рабочий. Достаточно сравнить динамику цен на жизненно важные препараты и препараты, которые не входят в перечень жизненно важных за 2015 год и текущий год. В 2015 году мы сумели удержать уровень цен на жизненно важные препараты существенно ниже уровня инфляции, а в этом году они фактически не меняются. За 9 месяцев года у нас колебание 0,5%. И даже если брать крайнюю категорию, так называемых дешевых препаратов до 50 рублей, рост произошел на 1%. А если взять рыночный сегмент, который не регламентируется регистрацией цен, нежизненно важные препараты, там колебания существенно больше.

Сами решения, которые позволили нам выделить препараты наиболее значимые для населения и их особенно охранять вне рыночного механизма, это было правильное решение.

В настоящее время, в этом году уже более 15 миллионов льготников получили льготные лекарства на сумму 150 миллиардов рублей. Плюс ещё более 13 миллионов льготников монетизировали свои права на льготные лекарственное обеспечение.

Если посмотреть по объему и финансовые, и по количеству пациентов, которые эту помощь получили, они выше, чем это было в предыдущем году и существенно выше, чем это было 3 года назад.

Все тенденции, которые были заданы - продолжают работать и ничего не изменилось. Другой вопрос совершенны ли эти механизмы. Нет, они не совершенны в настоящее время и об этом мы можем сказать, мы это понимаем, как и вы.

К сожалению, 890-ое Постановление писалось и принималось до 2004 года, тогда, когда ещё не было разделения в государственной структуре на федеральные полномочия и субъектовые полномочия. К чему это привело? По сути дела это Постановление работает как историческое Постановление, внести в него изменения невозможно. Потому что если запятую в этом Постановлении изменить, Минюст его отменит, как несоответствующее законодательству действующему.

К сожалению, эта ситуация такая, как есть, поэтому мы не сможем сейчас внести изменение в 890-ое Постановление. Если кто не знает, это Постановление, которое регламентирует лекарственное обеспечение льготное на уровне субъектов РФ.

Министерство здравоохранения в настоящее время разрабатывает совершенно новую модель, модель лекарственного страхового обеспечения.

Безусловно, это потребует определенных ресурсов дополнительных, и мы будем инициировать рассмотрение этого вопроса на уровне и Правительства РФ, и других структур ответственных в РФ.

Мы считаем необходимым в перспективе переходить на механизм лекарственного страхования и включать этот механизм в систему обязательного медицинского страхования.

Есть несколько сценариев развития этого направления и мы очень надеемся, что один из этих сценариев будет поддержан. В отношении стандартов, стандарты никуда не уходят, действительно разработан законопроект для нас принципиально важный, потому что мы посмотрели всю нормативную базу за последние 30 лет. На самом деле последний раз регламентировались критерии качества оказания медицинской помощи. Не качество работы мед. организаций, которые оценивает пациентское сообщество по добропорядочности и доброжелательности мед. персонала, отсутствия очередей, комфортности получения различных медицинских услуг и т.д., а именно качества профессионального оказания медицинской помощи при Борисе Васильевиче Петровском, это было очень давно.

Это был расцвет советского периода. И перед нами стояла задача - выйти на формирование современных критериев качества оказываемой медицинской помощи по разным профилям.

Эта работа началась в конце 2012 года. На сегодняшний день мы разработали клинические руководства (мы их не называем больше рекомендациями, потому что они будут обязательный характер носить, это на английском guide lines, по рекомендации ВОЗ, переводится как руководство к действию, это клиническое руководство). Их можно называть и протоколами ведения больного, не только лечения, но и диагностики, и реабилитации и т.д.

В настоящее время для большей части заболеваний (заболеваний, которые обеспечивают более 90% заболеваемости нашего населения и более 90% смертности), разработаны эти клинические руководства.

В настоящее время, для того, чтобы врачу с его автоматизированного рабочего места удобнее было работать, мы переводим в анимационную форму эти все клинические руководства, по ключевым словам быстро находить схемы и алгоритмы и диагностики, и лечения, и т.д. с выходом и раскрытием каждого понятия, если это необходимо, особенно начинающему врачу, молодому специалисту.

Эти клинические руководства уже готовы, для нас очень важно, чтобы они приобрели обязательный характер на территории всей нашей страны.

Первый шаг очень сложный, был сделан, когда мы сумели найти консенсус в наших профессиональных медицинских организациях, это была очень сложная задача.

Я думаю, что пациентское сообщество, как никто понимает, что на протяжении многих лет в нашей стране разные медицинские школы по одному направлению имели совершенно разные точки зрения, это и в мире так. Нам нужна возможность нахождения консенсуса – такого, который находит, скажем, Евросоюз, внутри своего профессионального сообщества и делает guide lines - единое для Евросоюза пространство по тем или иным направлениям.

Мы переходим к ситуации, когда мы делаем тоже самое на всей территории РФ. И у нас сейчас есть клинические руководства, подписанные съездами всероссийскими кардиологов, неврологов, пульманологов и т.д.

Каждое клиническое руководство будет сделано соответственно по единой форме, (она тоже прописана в законопроекте) и будет утверждаться подзаконным актом, приказом Министерства. И обязательно включает так называемый критерий качества.

Что такое критерий качества? Это те реперные точки, которые на основе специально проведенных плацебо контролируемых, слепых исследований доказали высокое влияние на исход заболевания и на его течение. Они выбраны для каждого заболевания.

Их не более 15-20 для плановых заболеваний, хронических, текущих. Там как правило, процессуальные критерии: произошло событие/не произошло событие, то есть сделали/не сделали.

Для остро развивающихся заболеваний есть и временные критерии качества: своевременно или нет.

В настоящее время для каждого из 1200 клинических руководств такие критерии качества подготовлены профессиональным медицинским сообществом. Они лягут в основу регламентов работы Росздравнадзора и, соответственно, проверки качества медицинской помощи каждому конкретному больному.

Я уже говорила о том, что поскольку параллельно мы очень серьезно занимаемся внедрением цифровых технологий в медицину. Это так называемая, дигитализация. Это не просто информатизация, когда поставляется железо и включаются примитивные функции информационные. Это широкое внедрение цифровых технологий и введение пациента и в документооборот, и в создание личных кабинетов пациентов и т.д.

Благодаря введению единой электронной карты, электронного медицинского документооборота, мы надеемся, что мы введем эту систему управления качеством медицинской помощи – автоматизировано, в электронную систему, которая позволит нам по каждому полученному случаю автоматизировано просчитывать интегральный показатель качества (так называемый, электронный bench маркет), который является сейчас топ уровнем развития мирового здравоохранения.

Первым он был внедрен в Великобритании, потом внедрен в нескольких штатах США, в Австралии, Новой Зеландии и т.д, И мы тоже внедрим.

Нам это сложнее сделать в связи с естественными особенностями нашей страны, огромной территорией, большим населением, с низкой плотностью населения, но мы это сделаем обязательно.

Что касается стандартов, они не уходят из законодательства, они остаются, но при этом стандарты не должны являться основой оценки качества работы и эффективности медицинских работников.

Единственное, что уйдет - это прейскуранты. Они действительно имеют отношение к объемам медицинской помощи расчетным среднестатистическим, для этого они и будут существовать и они останутся, в том числе в помощь нам рассчитывает потребность финансовую всех потребностей государственных гарантий.

В заключение я хочу поблагодарить и пациентский Совет при Минздраве, и все пациентские организации страны за активную работу и участие в том положительном движении, которое отмечается в каждом из 85 регионов нашей страны.

Особенно для нас значимо участие пациентских организаций и в общественном контроле, и в независимой оценке деятельности медицинских организаций, и участие в принятии решений, и в формировании нормативных актов.

Юрий Александрович приводил примеры о том, что есть уже сейчас результаты нашей совместной доработки или переработки определенных нормативных актов, мы абсолютно считаем необходимым эту работу продолжить. Поэтому позвольте вас всех поблагодарить за ваше активное участие в развитии российского здравоохранения. Я ещё раз хочу подчеркнуть, что мы будем благодарны всегда за любые ваши мысли и комментарии, в том случае, если они конструктивны и настроены на позитив.

Мы хотим и будем, безусловно, сотрудничать с пациентскими организациями, потому что все, что делает система здравоохранения, она делает ради пациентов. Каждый врач это потенциальный пациент и в одну секунду ситуация переворачивается и врач становится пациентом и сам понимает, соответственно, что чувствует его пациент.

Жизнь она сложна, учит каждого и мы должны сделать так, чтобы каждый человек в нашей стране чувствовал себя уверенно и с момента рождения собственного маленького ребенка, и до своей старости.

Спасибо большое!


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РОССИИ. ВЛАСОВ Я.В., СОПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВСП

Власов Ян Владимирович,
Сопредседатель Всероссийского союза пациентов, Председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения

Пленарное выступление на VII Всероссийском конгрессе пациентов,

9 ноября 2017 г. МИА «Россия Сегодня»

(Выдержки)

Господин пациент, кто вы?

С кем мы работаем, кого представляем? Сегодня 96% пациентов ждут перемен. Это патриоты страны, имеют высокую приспособляемость к кризису. Пациенты - сдержанные оптимисты по отношению к изменениям в общефедеральном формате, и менее сдержанные в том, что касается изменений региональных. Они приверженцы консервативных ценностей: семья, дети, друзья. Их основные ожидания от государственных служб – агрессия по отношению к себе и несправедливость. Основные страхи: бедность, безработица, болезнь детей, своя собственная болезнь. Заинтересованы в сильной и справедливой федеральной власти, человечной и справедливой власти региональной, в профессиональных исполнителях, понятных законах, им более важны перемены в своем городе, чем перемены в стране. Кому доверяет гражданин пациент? Больше всего он доверяет врачу, но еще больше чем врачу, он доверяет президенту.

Каким пациент хочет видеть врача?

Прежде всего – профессионалом, специалистом, высокоморальным человеком, сострадающим и эрудированным, человечным, носителем тех же ценностей, что и пациент, патриотом своей страны. Пациент считает, что врач должен иметь доступ к образованию, достойную зарплату, социальные гарантии, правовую защищенность и свободу воли. И пациенту совершенно неважно, какого вероисповедания этот человек, каковы его электоральные предпочтения и каково его благосостояние.

Каким пациент, и мы вместе с ним, хочет видеть здравоохранение?

Эффективным, доступным, качественным. Без унижений, справедливым, персонализированным. Минздрав России должен быть главным методологом, высшим арбитром в организации общественного здоровья. Страховые организации должны быть помощником и врачу, и пациенту. Региональные органы управления должны быть универсальными качественными исполнителями. Вот чего пациент ждет от здравоохранения.

Последнее время мы достаточно часто привлекаем внимание к указам президента в сфере здравоохранения. Майский указ президента №598 поставил перед нами задачу: разработать комплекс мер по совершенствованию медицинской помощи, разработать стратегию лекарственного обеспечения, довести объемы импортозамещающей продукции в сфере здравоохранения до 90%, устранить кадровый дефицит, разработать программу развития здравоохранения.

Как исполняются эти указы? Потихонечку мы идем к исполнению этих указов. Но в том, что касается отношения пациента к врачу, мы, безусловно, видим некое отставание.

Тот шаг, который был сделан в направлении оптимизации системы здравоохранения, многими региональными экспертами считается не очень верным. Ответ «оптимизация необходима» набирает лишь полтора балла из десяти. А более 70% экспертов считают, что она в существующем виде – неоправданна, более половины экспертов полагают, что оптимизация совершенно не нужна. Пациент видит в связи с оптимизацией резкое сокращение количества специалистов, уменьшение коек в стационарах, по некоторым данным их не хватает до 30%. Видит уменьшение доступности и качества медицинской помощи, увеличение количества совместителей, что удлиняет очереди, невозможность своевременно получить медицинскую помощь.

Обратите внимание на то, что связано с оплатой труда. Опросы молодых врачей показывают, что, если раньше молодой специалист мог получать до 30 тыс. рублей за счет надбавок, то после изменения условий получения этих средств (или полторы ставки, или удвоение базового оклада) он получает в два раза меньше.

В связи с этим возникает отток врачей в сферу платных медуслуг, у нас за последний год увеличился объем платных медуслуг на 31%. Уменьшилось количество докторов в сфере государственного здравоохранения на 19 тысяч человек в свете оптимизации. Где эти люди? Их не хватает.

Врач считает себя недооцененным. Указы президента на сегодняшний день недовыполняются.

И мы обращаем внимание на некую тенденцию сокращения финансирования здравоохранения. Нас она крайне беспокоит, и мы поддерживаем Минздрав в отстаивании бюджетных позиций системы медицинской помощи населению нашей страны. Мы крайне озадачены тем, что из 32 млрд рублей, которые Минздрав в будущем году запросил на крайне важные медицинские программы, планируется выделить 610 млн рублей. Уменьшение финансирования предполагается в 52 раза. Мы считаем, что это недопустимо.

Мы готовы участвовать в разрешении этой ситуации, готовы представлять интересы пациентов в правительстве, для того, чтобы эти вопросы решать.

Относительно кадров взрослые пациенты при опросе говорят, что уровень качества профессионала меньше ожидаемого в 58% случаев. Что врачи больше заботятся о своих доходах, чем о качестве работы с пациентом – в 60% случаев. Это очень печальные данные. Мы очень надеемся, что совместными усилиями мы ситуацию изменим, и что предложения Минздрава по совершенствованию профессиональной деятельности и улучшению качества кадров будут реализованы. Но сейчас из-за повышения уровня совместительства падает доступность медицинских услуг. Ведь одна из главных проблем пациентов – длинные очереди к специалистам, невозможность своевременно и бесплатно получить медицинскую помощь.

Еще один указ президента, на который хотелось бы обратить внимание, №601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления». Здесь хотелось бы вести речь о том, что все нормативно-правовые акты в сфере здравоохранении должны проходить через фильтр общественных обсуждений.

Общественные советы при Минздраве и Росздравнадзоре на федеральном уровне позволяют нам в ряде случаев участвовать в решении сложнейших проблем в области здравоохранения. В то же время в части регионов такое взаимодействие носит формальный характер. И мы обращаем на это внимание во время наших поездок в регионы. Сегодня наиболее эффективно работают общественные советы Минздрава РФ и Росздравнадзора РФ на федеральном уровне. Здесь, можно сказать совершенно точно, проблемы обсуждаются, принимаются решения.

Я не хочу сказать, что во всех регионах формальный подход, но в этом году я был в 25 регионах, в прошлом году в 34. Коллеги, мы работаем в общественных советах, мы друг друга знаем, и знаем, какие из под вашего пера в итоге выходят решения. Там, где общественные советы работают, там и жалоб меньше, и нормативно-правовая база более человечная, более приближенная к пациенту.

Недавний пример, работа комиссии по ЖНВЛП. Мы будем обращаться к министру здравоохранения РФ с тем, чтобы эту комиссию реформировать, произвести перестановку в составе комиссии: сегодня из 26 ее членов 19 - это представители министерств, исполнительной власти, а из них 14 – представители самого Минздрава РФ. Это делает комиссию управляемой, а ее решения непрозрачными, независимо от того, что он-лайн все это происходит. Мы имеем право друг другу говорить то, что есть на самом деле. И мы как профессиональное пациентское сообщество готовы участвовать в настоящем принятии решений, от которых зависит судьба пациентов. Судите сами: результатом работы этой комиссии явилось то, что из 160 препаратов, предложенных к обсуждению, меньше 20 вошло в перечень, причем это новые, жизнеспасающие препараты, которые поддерживали специалисты весьма сведущие в этих направлениях. И меньше 10 вошли в ОНЛС. Может быть, мы не правы. Но то, что нам не дают слова на подобных мероприятиях, неправильно. И мы будем надеяться на реформирование этой комиссии.

Возможные пути совершенствования работы между Министерством здравоохранения РФ и пациентскими организациями – это насыщение общественными ресурсами всех направлений работы Минздрава.

Мы готовы предоставить свои переговорные площадки, которых у нас более 150 вместе с региональными органами управления, это более 2 тысяч экспертов, более тысячи специалистов в области здравоохранения, которые готовы без зарплаты работать для улучшения качества оказания медицинской помощи.

Мы видим, что нам нужно здравоохранение централизованное, продуманное, последовательное, что управление им будет осуществляться из того центра, где и формируются научно-методические подходы к организации процесса.

Потому что воинствующее развитие нормативно-правовых актов в регионах, которое следует за каждым приказом Минздрава, немыслимо. Мы вместо одного приказа Минздрава России по обезболиванию получаем до 17 приказов региональных минздравов, обеспечивающих человека с болевым синдромом профильным препаратом. Это немыслимо! Пациент никогда не получит это лечение. Нам надо от этого уходить.

Поэтому мы видим здравоохранение как вертикальную систему, с единоначалием в управлении, обладающую межведомственным и межсекторным подходом к решению проблем, осуществляющую контроль за теми управленцами, которые осуществляют управление на местах, в том числе в качестве региональных министров. Мы знаем регионы, где по три-четыре министра сменилось за последние два года. Это что, место проклятое что ли? Это подход к подбору кадров неправильный. Мы должны понимать, каких людей мы берем, готовим, и на кого потом возлагаем ответственность за неисполнение федеральных законов – за смерть людей, за их инвалидизацию в регионах.

Коллеги, наш Конгресс нужен для того, чтобы не только обменяться впечатлениями о том, что сделано за год, но и для того, чтобы обменяться опытом и предложениями.



razvitie-sportivno-gimnasticheskogo-dvizheniya.html
razvitie-sposobnostej-lyubie-zadatki-prezhde-chem-prevratitsya-v-sposobnosti-dolzhni-projti-bolshoj-put-razvitiya-dlya-mnogih-chelovecheskih-sposobnostej-eto-razvitie-nachinaetsya-s-pervih-dnej-zhizni.html
bool(false)     PR.RU™