Развитие тенденций экспериментального романа и творчество Вирджинии Вульф.

Вирджиния Вульф стремительно и уверенно вошла в лит-ру модернизма, как признанный ее глава и теоретик наряду с Джойсом. Она совершает два крайне важных открытия: вводит само понятие модернизма, использовав понятие модерн для обозначения нового характера литературы и провозглашает русскую точку зрения и русскую лит-ру органической частью мирового духа.

Она привносит в англ модернизм особый интеллектуальный аромат, свойственный так называемой группе Блумсберри. Это был литературный кружок, элитарное, высоко образованное сообщество единомышленников по искусству и литературе, куда входили сама Вирджиния, ее сестра Ванесса и некоторое количество видных литературных фигур ее времени. Общество собиралось в богемном районе Блумсберри, отсюда и название.

Жизнь, творчество Вульф и даже ее дневники - наглядное подтверждение антитрадиционализма модернизма как такового. История писательской карьеры Вульф, от ее двух первых, традиционных по манере письма романов «Ночь» и «День» и до последнего насквозь модернистского романа «Между действиями» да и ее самоубийство тоже своеобразная летопись развития модернизма с его новациями, с его художественными завоеваниями, с его стремлением к синтезу искусств, с его противоречивой диалектикой, с его желанием отрицать и отвергать все достигнутое ранее. В дневниках Виржинии Вульф можно увидеть наглядное подтверждение тому, как этот воинствующий антитрадиционализм находил проявление и в повседневной жизни, а не только в разработке новых литературных форм.

Вирджиния и Ванесса – дочери респектабельного викторианского литератора, весьма и весьма обеспеченного. Их детство проходит в роскошном викторианском особняке. Как только сестры могут себе это позволить, они покидают этот особняк и снимают дешевую квартирку в районе Лондона. Вирджиния подробно описывает, как противопоставляется «дом смерти» и «дом жизни», викторианский особняк и их совместная квартирка. Особняк насквозь пропитан викторианским духом, в нем царит викторианская роскошь, обои Уильяма Морриса на стенах и т.п. В квартирке в Блумсберри Ванесса, ставшая художницей, в отличие от Виржинии романистки, расписывает стены белой и зеленой краской, минималистично и жизнеутверждающе, зеленый и белый – цвета весны. Если в викторианском особняке четкое расписание жизни с утра до вечера, чай полагается пить в 5 часов и не иначе, то в квартирке сестер пьют не надоевший всем чай, а кофе и в любое время суток. Если в викторианском особняке существует жесткая цензура, особенно в том, что касается тем для беседы дозволенных молодым девушкам; в присутствии сестер не полагалось говорить ни о чем, что так или иначе способно повлиять на их нравственность (у пианино завешивались ножки, так как ножки считались неприличной для упоминания частью тела), то в квартире в Блумсберри говорят обо всем на свете, о философии, искусстве, новых веяниях в современной живописи, о положении сексуальных меньшинств, обо всем, что способно эпатировать не только викторианскую девушку, но и респектабельного викторианского джентльмена. Точно так же как шаг за шагом отвергалось все то, что составляло существование в доме смерти, точно так же отвергалось все, что казалось отжившим, неправильным устаревшим в лит-ре.



Любовь к созерцанию прекрасных предметов, особенно произведений искусства и живописи накладывает особый отпечаток на технику Виржинии Вульф. Процесс мышления и поток мыслей эстетизирован во всех их проявлениях. Собственно даже потоком назвать его нельзя, потому что поток нерасчленим и непрерывен. Внутренний мир персонажей Виржинии Вульф и ее самой, представляет как бы атомы впечатлений. У нее есть отдельная работа на эту тему под названием «Моменты бытия», где она и пишет о том, что жизнь состоит из фрагментов впечатлений, ярких вспышек озарения и эмоций, необязательно связанных с тем или иным социально-значимым событием (красивый цветок, солнечный луч, случайно оброненное слово в разговоре). Эти атомы впечатлений как раз и складываются в последовательную картину мира. Именно их и должен отслеживать и описывать литератор. Все, что проходит между ними – это некий безликий поток, который приходит и уходит, не оставляя следа, то, что мы вправе игнорировать.

Романы «Миссис Дэллоуэй», «К маяку», «Орландо» (один из самых эпатажных романов В.Вульф), в разной степени отражают зрелость техники моментов бытия, используемой ею.


razvitoe-gosudarstvo-na-vostoke.html
razvivaem-fonematicheskij-sluh.html
    PR.RU™